13.04.15

Я – иностранный агент!

 Недавно новосибирская некоммерческая организация Институт развития прессы-Сибирь была внесена в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента.

 В этом году будет 30 лет, как я работаю журналистом. Сначала советским, затем российским. Журналистская романтика конца 80-х теперь вспоминается, как сладкий сон, которому не суждено повториться. Не потому, что мне уже порядочно лет, а потому что государство, которому, надеюсь, я приносил пользу, снова вводит цензуру. Теперь уже на политическую деятельность. История снова повторяется, правда, в виде фарса.

В конце 80-х меня уже объявляли антисоветчиком, теперь я – иностранный агент. Поскольку работаю в некоммерческой организации Институт развития прессы-Сибирь (ИРП-Сибирь), которая время от времени на конкурсной основе получает иностранное финансирование на свои проекты. Недавно ее внесли в известный реестр Минюста. Напомню, что для внесения некоммерческой организации в реестр «иностранных агентов» должны совпасть два критерия: наличие иностранного финансирования и политическая деятельность организации.

На одном из семинаров ИРП-Сибирь.

В 88-м году председатель Новосибирского телерадиокомитета Виктор Васильевич Кашкалда на мою попытку поставить не понравившийся ему сюжет в радиопрограмму, объявил меня антисоветчиком. А моя строптивость обошлась мне приказом об увольнении. Уволенным я ходил два дня. Старший редактор Ольга Сергеевна Еременко тогда сказала: «Если Кашкалда тебя не восстановит, я его прокляну!» Мистика, но председатель смилостивился и восстановил меня на работе.

Хотя я был на него не в обиде. Виктор Васильевич, выходец из партийной среды, по определению не мог иначе. Сюжет был острым и представлял тогдашних новосибирских коммунистов в невыгодном свете, хотя касался невинной в современном контексте проблемы – возврата здания нынешнего Собора Александра Невского новосибирской епархии РПЦ. Сюжетный конфликт заключался в том, что первые лица местной КПСС утверждали, что у епархии нет средств на восстановление храма, а глава новосибирской епархии утверждал обратное.

Моя настойчивость была с точки зрения моего руководителя политически вредной. Но неподцензурной. Институт цензуры был внятным. Всем журналистам было ясно, что можно, а что нельзя. Сейчас, когда государство открыло охоту на «иностранных ведьм» российского происхождения, все встало с ног на голову. Политическую деятельность я всегда представлял, как членство в партиях, хождение на митинги, в конце концов, публикации на политические темы. Теперь, оказывается, если я работаю в НКО, которая получает гранты зарубежных организаций, на какую бы важную социальную тему я ни писал, я – иностранный агент. Помнится, Виктор Черномырдин сказал: «Мы формулируем свою страну». Давно ведь это было, а сформулировать до сих пор не могут.

Директор ИРП-Сибирь Виктор Юкечев и консультант Юрий Тригубович ведут семинар.

Представитель Новосибирского управления юстиции Борис Выгоняйлов, который проводил проверку в ИРП-Сибирь, спрашивал меня, от чьего имени мы посылаем обращения в госорганы после завершения Общественных расследований на сайте «Так-так-так» (taktaktak.org)? Вопрос «нехороший». Конечно, обращения подписывает ведущий расследование от имени команды. Сайт создан для обычных людей. И, кстати, зарегистрирован на физическое лицо – Виктора Юкечева, директора ИРП-Сибирь.

Здесь вполне уместно вспомнить Постановление Конституционного суда РФ от 8 апреля 2014 года, обратившего внимание на то, что политической деятельностью, «независимо от целей и задач, указанных в учредительных документах некоммерческой организации, – является «… участие в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях». Следовательно, - уточнил КС, - их отсутствие исключает отнесение некоммерческой организации к выполняющим функции иностранного агента, «даже если организуемые (проводимые) с ее участием акции объективно были сопряжены с критикой решений государственных органов либо вызвали в общественном мнении негативные оценки проводимой ими государственной политики». Кроме того, такие цели должны быть «присущи деятельности непосредственно некоммерческой организации, но не отдельных ее членов, а потому их участие в политических акциях в личном качестве по собственной инициативе … также исключает применение к ней пункта 6 статьи 2 Федерального закона «О некоммерческих организациях».

Итак, Конституционный суд уточнил, что критика со стороны какой-либо НКО решений и деятельности органов власти не является политической деятельностью. А уж если кто-то из членов НКО, все-таки, участвует в политических акциях, это не должно приравниваться к политической деятельности самой организации. Тем не менее, Борис Выгоняйлов нашел на сайте много чего «политического». Что же политического наделали за все время существования сети «Так-так-так» ее участники?

Например, в расследовании «Как зажечь Вечные огни в России?» мы выясняли, почему символы Великой Отчественной войны не горят постоянно? Выяснили, что где-то не хватает средств, где-то нет газовых коммуникаций. Попутно стало ясно, что в разных регионах Вечными огнями ведают разные органы. В общем, как всегда, российская неразбериха. Мы предлагали оставить в каждом региональном центре по одному Вечному огню, а остальные наречь Памятными и зажигать в праздничные дни. Обращались в Госдуму, Совет Федерации, администрацию президента. Никакой реакции, кроме Совфеда, откуда ответили, что учтут…

Не так давно мы провели расследование на тему «Почему следственные органы не реагируют на публикации прессы о коррупции?». Тоже получилась любопытная картина. Сайт Следственного комитета РФ пестрит сообщениями о том, что в стране следственные органы чуть ли не повсеместно проводят проверки по публикациям СМИ. Однако, в основном, по проблемам, связанным с детьми и здравоохранением. На этом фоне реакция на публикации СМИ о коррупции почти ноль. Отправили обращение главе СК РФ Александру Бастрыкину, в котором предлагали внести маленькую поправку в его собственный, хороший, кстати, приказ, об обязательной проверке публикаций СМИ о коррупции. Ответа не последовало. Будем напоминать, но ответ уже ясен.

Общественных расследований в социальной правозащитной сети ТТТ десятки. Люди поверили, что могут сами, используя простейшие инструменты интернета и российские законы, добиваться решения своих проблем. Вспоминается, как охранник из Перми с помощью наших экспертов провел расследование о неправильном начислении платы за электроэнергию. Мелочь? Возможно, но мы так не считаем. Главное – он поверил, что может сам защитить свои права. В этом заключается миссия нашей сети.

А вот Борис Выгоняйлов считает это не защитой гражданами своих прав, а политической деятельностью. Как и многие посты в «Дневнике неравнодушных людей» - блоге сети «Так-так-так».

Да, в основном, социальная правозащитная сеть «Так-так-так» существует на зарубежные гранты. Кстати, среди них случился однажды и президентский, чего, видимо, старательно не заметил проверяющий из Минюста (видимо, размером этот грант не вышел). Зато как-то особенно торжественно констатировал, что однажды ИРП-Сибирь «при поддержке американского народа» (так и написано!) участвовал в разработке и продвижении института Уполномоченного по правам человека в Новосибирской области. Директор ИРП-Сибирь Виктор Юкечев являлся экспертом законопроекта об уполномоченном и членом координационного совета, продвигающего законопроект, написано в акте. Закон был принят Законодательным собранием Новосибирской области в декабре 2012 года. Депутаты пока еще не знают, что областное управление юстиции «впутало» их в деятельность «иностранного агента».

Акт составлен на 17 страницах, несколько из которых, кроме как абсурдом, назвать сложно. Прямо по Булгакову, профессора надо арестовать за то, что он не любит пролетариат.

Главный вопрос, конечно, заключается не в том, что ИРП-Сибирь записали в «иностранные агенты», а в том, что же считать политической деятельностью? В 2013 году прокуратура Ленинского района Новосибирска вынесла организации предостережение. ИРП-Сибирь обратился в суд об отмене акта прокурорского реагирования. Результат – проигрыш организации. («Предостережение не нарушает ваших прав».) Тем не менее, областной суд постановил исключить четыре пункта устава ИРП-Сибирь, по поводу которых предостерегала прокуратура, из мотивировочной части решения, определив, что указанные в прокурорском предостережении виды якобы «политической деятельности» являются на самом деле информационными услугами. А на сайте районного суда это решение до сих пор висит в первозданном виде!

Тем не менее, проверяющий из Минюста уже в протоколе об административном правонарушении сослался на прокурорское предостережение как на основание для передачи дела в мировой суд. Еще раз обращу внимание, предостережение касалось информационной деятельности ИРП-Сибирь, а не политической.

Впрочем, я где-то согласен с проверяющими из Минюста. Еще до своей работы в ИРП-Сибирь я часто ощущал себя «иностранцем» в государстве (не путать с Родиной), в котором живу. Поскольку часто ловил себя на мысли, что чиновники живут в другой стране. В стране, где в полиции еще пытают подозреваемых, варварски относятся к памяти павших в Великой Отечественной войне, не прислушиваются к прессе, берут взятки и плохо управляют городами и поселками.

Юрий Тригубович, консультант по расследованиям ИРП-Сибирь.
Новосибирск.

Назад