08.09.15

«Свои»

 В 2008 году на дамбе Новосибирской ГЭС на мотоцикле погибли молодые люди. Прошло почти семь лет. Скрывшийся с места происшествия экипаж дорожно-патрульной службы до сих пор остается безнаказанным.

Такое впервые в моей практике. Обычно, когда в значимой для общества теме происходят какие-либо события, всегда есть, о чем написать. Об этой истории, трагичной для родителей погибших и безнравственной для правоохранительной системы, писать, спустя столько лет, нечего. Снова и снова повторять избитые фразы о том, что правоохранительная система всеми доступными способами пытается увести от ответственности «своих»? Или снова рассказать, как это делается? Не вижу смысла.

Но родители, которые не могут смириться с гибелью своих детей, продолжают добиваться справедливости. Они считают, что два сотрудника ГИБДД, преследовавшие «Хонду» с их детьми, должны понести наказание. Их можно понять. С этим трудно смириться. Как и с тем, что правоохранительная система упорно не хочет признавать своих ошибок. И чем эти ошибки циничнее, а цинизма в этой истории очень много, тем сложнее добиваться справедливости.

Поэтому ниже публикую текст «Остаться в живых? Маловероятно!», который был написан лет пять назад и опубликован в «Новой газете в Сибири». После его публикации уголовное дело в отношении сотрудников ГИБДД, сбежавших с места дорожно-транспортного происшествия, в котором погибли Ольга Прокопова и Михаил Вагайцев, в Следственном комитете по Новосибирской области много раз прекращали. «Отказные материалы» отменяли то в суде, то в прокуратуре.

В августе этого года очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вновь отменили. «Отказной материал» подписал следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) Следкома по Новосибирской области, лейтенант юстиции
М.Г. Сучков. Это постановление вы, читатели, сможете тоже увидеть ниже моей публикации «Остаться в живых…».

У меня в связи с постановлением Сучкова возникает несколько вопросов. Главный из них: Почему следствие не сделало всего того, что есть в этом постановлении, еще семь лет назад? В частности, почему методом исключения нельзя было «вычислить» сбежавший с места происшествия экипаж дорожно-патрульной службы по горячим следам? Почему в рядах ГИБДД до сих пор служит один из того экипажа ДПС?

В общем, читайте и задавайте правоохране свои вопросы, если таковые у вас возникнут. Электорнный адрес на сайте есть. А мы перешлем их в Следственный комитет РФ. Адресовать их региональному следкому смысла нет. Там, похоже, уже и следователей, которые не писали «отказных материалов» по этому делу, не осталось.

Юрий Тригубович

Остаться в живых? Маловероятно!

В октябре 2008 года у Михаила Вагайцева, разбившегося со своей подругой на мотоцикле, был ничтожный шанс выжить. Оказавшаяся рядом машина дорожно-патрульной службы с места происшествия скрылась. Виновные до сих пор не наказаны.

Смерть и немного лжи

Камера наружного наблюдения, установленная на плотине Новосибирской ГЭС, 18 октября 2008 года в 23 часа 41 минуту зафиксировала проезжающий на высокой скорости мотоцикл, а через пару секунд автомобиль ДПС, который буквально летел за мотоциклом по встречной полосе. За рулем мотоцикла сидел Михаил Вагайцев, за ним Ольга Прокопова. Ему было 24 года. Ей — 28 лет. В «Жигулях», которые преследовали «Хонду», как позже будут писать и пишут до сих пор следователи, «неустановленные сотрудники ДПС». (Их установят.) Еще через несколько секунд случилась трагедия. Ольга Прокопова погибла на месте. А через несколько часов в больнице умер Михаил Вагайцев. Проезжавший мимо на автомобиле Юрий Попцов, видевший погоню, остановился на месте ДТП. Он рассказал, что «гаишник с искаженным лицом» потребовал проехать мимо, даже не дав ему выйти из машины. До полуночи оставалось чуть-чуть.

В это время ни в дежурную часть полка ДПС, ни в «Скорую помощь» звонков от сотрудников дорожно-патрульной службы не поступало. «Скорую» и милицию на место происшествия вызвали проезжавшие мимо водители. Экипаж ДПС, который видел Юрий Попцов, с места ДТП скрылся.

Позже следствие предположило, что к преследованию «Хонды» могут быть причастны сотрудники полка ДПС ГИБДД УВД по городу Новосибирску А.В.Гейман и С.Ю.Мельников, которые тогда дежурили в том районе. Правда, оба категорически отрицали, что преследовали мотоцикл. Сначала они говорили, что около двенадцати ночи приехали пообедать в кафе напротив церкви. Оно находится в двух минутах езды от места происшествия. Обедали минут тридцать, а затем поехали в Кировский район. Затем оба стали утверждать, что в том кафе не обедали, а поехали в другое. Гейман рассказал, что ему позвонил знакомый и сообщил, что по одной из улиц Северо-Чемского жилмассива движется автомобиль с пьяной компанией. Напарники решили их задержать, но, при этом, почему-то заехали в кафе прикупить продуктов. Затем знакомый снова перезвонил Гейману и сообщил, что автомобиль остановился и пьяные пассажиры с водителем зашли в подъезд. Кстати, Гейман не знает ни его номера телефона ни где тот живет. В кафе напротив церкви Геймана с Мельниковым не запомнили. Зато помнят другой экипаж ДПС, из Советского района, которому пришло сообщение о ДТП на дамбе плотины около ноля часов.

Автомобили ДПС оборудованы системой пеленгации «Арго-Страж». Была такая система в «Жигулях» Геймана и Мельникова. Незадолго до гибели Михаила Вагайцева и Ольги Прокоповой «Арго-Страж» зафиксировал передвижение экипажа в сторону плотины ГЭС. Скорость 115 километров в час. Но вот, что странно. С 23 часов 36 минут до 23 часов 49 минут данные о премещениях автомобиля Геймана и Мельникова перестали поступать на сервер системы пеленгации. Именно в этот промежуток на дамбе произошла трагедия.

Проанализировав все данные, следствие пришло к выводу, что мотоцикл преследовал именно экипаж Геймана и Мельникова. «Сотрудники полка ДПС ГИБДД по г.Новосибирску Гейман А.В. и Мельников С.Ю., нарушая свои должностные инструкции … с места дорожно-транспортного происшествия скрылись, не приняли меры к оказанию первой медицинской помощи пострадавшим…» А недавно начальник отдела пропаганды и связей с общественными организациями УГИБДД ГУВД по НСО Алена Подзюбан, комментируя ситуацию телепрограмме «Прецедент», ответила вопросом на вопрос: «Где есть документ, что именно эти сотрудники были на месте того ДТП?»

Подрезали?

Это дело с самого начало было пронизано такой ложью, что выслушивать и читать ее можно только, преодолевая острую брезгливость. Напомню, трагедия случилась 18 октября 2008 года. Уголовное дело возбудили лишь через полтора месяца. Все это время родители погибших обивали пороги правоохранительных органов и вели собственное расследование. В частности, они нашли свидетелей ДТП через Интернет, где очевидцы начали обсуждать происшествие. Правда, в этом случае тоже не обошлось без, мягко выражаясь, странностей. Отец погибшего парня Александр Вагайцев рассказал «Новой», что утром, когда друзья Михаила приехали на дамбу, чтобы сфотографировать место происшествия, они застали зачищенную грейдером обочину.

Друзья погибшего, разбирающиеся в мотоциклах, утверждают, что «Хонда» Михаила имела хорошие технические характеристики и вела себя устойчиво даже на скорости в 200 километров в час. Дорога на дамбе плотины ровная. Поворот, где произошла трагедия, плавный. Кроме того, мотоцикл был снабжен дугой, которая при падении не позволяла зажать ногу между землей и двигателем. По утверждению Александра Вагайцева, даже ночью было видно, что следы от мотоцикла свидетельствуют о том, что его сын «положил» машину на землю. В общем, по его мнению, эти данные противоречат утверждению следствия, что Михаил Вагайцев не справился с управлением. «Если бы не справился, то мотоцикл стал бы кувыркаться», — утверждает отец. В официальных документах отражено, что мотоцикл врезался в бетонный столбик. Александр Вагайцев, анализируя ситуацию, пришел к выводу, что падение «Хонды» спровоцировал экипаж ДПС. «Иначе зачем было уезжать с места происшествия?» — спрашивает отец погибшего сына. Бывалые байкеры утверждают, что экипажи ДПС, бывает, подрезают лихачей, действуя так, чтобы мотоциклист совершил ошибку.

Следует заметить, что никто не отрицает, что Михаил Вагайцев нарушал правила дорожного движения. Ехал с высокой скоростью, без номеров, транзитные лежали в рюкзаке. Был подвыпивши, как установит затем экспертиза. «Но разве за административное правонарушение платой должна служить смерть?» — спрашивает отец погибшей девушки Александр Карасев. До сих пор родители погибших пытаются добиться правды, но в ответ они слышат либо равнодушные фразы, либо откровенную ложь.

Неоднозначное дело

Уголовное дело, напомню, по факту ДТП было возбуждено только через полтора месяца. Следствие шло полтора года. И ведь не скажешь, что безуспешно. В ходе расследования был установлен экипаж Геймана и Мельникова, который как минимум видел, каким образом погибли Михаил Вагайцев и Ольга Прокопова. Констатировали, что инспекторы уехали с места происшествия, не оказав помощи пострадавшим. Изъяты видеозаписи с камеры наружного наблюдения плотины ГЭС и данные о передвижении экипажа с сервера пеленгации системы «Арго-Страж». Проведены необходимые в таких случаях экспертизы. Пусть медленно, но следователи следственного отдела Кировского района Новосибирска добрались до истины. Но, при этом, тут же стали ее хоронить, облекая в незатейливые юридические формулировки. Даже Конституцию к делу «пришили». Постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении инспекторов-напарников было несколько. Их отменяли то прокуратура, то суд. В последний раз, 25 ноября нынешнего года, отказной материал отменил суд Советского района. Читать эти постановления без душевной боли сможет не каждый.

Комиссия экспертов (перечислены фамилии и стаж работы каждого) «пришла к однозначному заключению, — пишет старший следователь следственного отдела Кировского района Е.А.Максимова, — согласно которого от травм, полученных Вагайцевым М.А. в результате дорожно-транспортного происшествия по статистике в 90% случаев наступает смерть пострадавшего. Даже при оказании своевременной и квалифицированной медицинской помощи благоприятный исход развития событий, то есть возможность того, что Вагайцев М.А. останется жив, маловероятен». (Как установила экспертиза, Ольга Прокопова погибла в течение нескольких секунд.)

Дальше следователь Максимова делает поразительный вывод: «В связи с вышеизложенным, можно прийти к выводу о том, что даже действуя в рамках своих должностных инструкций, то есть оставаясь на месте происшествия и оказывая помощь, сотрудники полка ДПС ГИБДД УВД по г.Новосибирску Гейман А.В. и Мельников С.Ю. не смогли бы предотвратить тяжкие последствия в виде наступления смерти Прокоповой О.А. и Вагайцева М.А.» Об этом же, немного ранее, писал другой следователь — Бондаренко В.Г.

Эти обстоятельства, по мнению обоих следователей, позволяют сделать вывод о том, что в действиях Геймана и Мельникова отсутствуют составы преступлений, а именно — оставление в опасности и халатность. Признаюсь, что, прочитав ТАКОЕ, испытал шок! Получается, что не для всех закон один, что десять процентов страшной статистики дают право оставить человека без помощи? Любому? Думаю, если бы на месте инспекторов ДПС тогда оказались обычные люди, выводы были бы несколько иными. Да и откуда инспекторам было знать, в каком состоянии оказался Михаил Вагайцев после падения? А уж тем более о статистике. Кстати, это обычные люди позвонили в «Скорую» и полицию. Это нормальная реакция — помочь в такой ситуации. Несколько раз сам был очевидцем непростых ДТП. Слава богу, люди не пострадали. Но даже мысли — проехать мимо — не возникало.

Хотелось спросить у кировских следователей Бондаренко и Максимовой, как у них рука повернулась, написать ТАКОЕ? Позвонил в отдел. Трубку взял начальник отдела Андрей Ситников. Разговаривал ровно. Заявил, что берет на себя ответственность отказать «Новой» в комментарии Масимовой. При этом заметил, что дело неоднозначное. Дальше разговаривать не пожелал. Единственное, что успел услышать Андрей Ситников от меня напоследок, это вопрос, почему мне кажется это дело однозначным, а ему нет? Впрочем, соглашусь, дело неоднозначное. Только, в другом, смысле. Никогда еще не встречал подобных циничных утверждений следователей.

Ничтожный шанс, определенный статистикой, выжить Михаилу Вагайцеву, следователи назвали «неустранимым сомнением в пользу обвиняемых». «… при оценке указанных обстоятельств стоит исходить из того, что согласно ст.49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. Неустранимым сомнением в конкретном случае является возможность Вагайцева остаться живым при получении телесных повреждений в результате дорожно-транспортного происшествия при оказании ему своевременной и квалифицированной медицинской помощи». Так написали оба следователя — Бондаренко и Максимова. Это позволило им сделать вывод о том, что «ненадлежащее исполнение Гейманом и Мельниковым своих должностных обязательств (так и написано — обязательств) не состоит в прямой причинной связи со смертью» потерпевших. Последнее отказное постановление отменил суд. Дело пошло по третьему кругу.

Утверждать можно обратное

Проверить причинно-следственную связь между «действиями» экипажа ДПС и смертью молодых людей можно. Это те десять статистических процентов на выживание. Окажись на месте трагедии «Скорая», у Михаила Вагайцева появился бы шанс. Это понятно любому здравомыслящему человеку. Ему не оставили шанса те самые инспекторы ДПС. Если они не виновны и видели, как на их глазах разбивается мотоциклист и его пассажирка, то почему не стали звонить прямо из машины в дежурную часть, в «Скорую»? Почему скрылись? Чем это объяснить? Да и требует ли это объяснений? Мне, в отличие от начальника кировских следователей Андрея Ситникова, все ясно. Да и не только мне.

Юрий Тригубович
Новосибирск

Фото предоставлены родителями погибших.

Постановление следователя Сучкова, которое он направил в адрес родителей погибших.

Уведомляю Вас, что по результатам проверки сообщения о преступлении, т.е. рапорта следователя по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Новосибирской области Плеско С.В. об обнаружении в действиях (бездействии) неустановленных сотрудников ДПС признаков преступлений, предусмотренных ч.З ст.109, ст.125 УК РФ, мною 05.08.2015 вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п.п. 1, 3 части первой ст.24 УПК РФ, т.е. за отсутствием события преступления, предусмотренного ч. 3 ст.109 УК РФ, а также по ст.125 УК РФ в отношении Геймана А.В. и Мельникова СЮ. по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т.е. в связи с истечением сроков давности.
Направляю в Ваш адрес копию указанного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
Разъясняю, что в случае несогласия с принятым решением Вы вправе обжаловать его руководителю первого отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Новосибирской области, прокурору Новосибирской области или в Центральный районный суд г.Новосибирске в порядке, установленном главой 6 УПК РФ.
Приложение: копия постановления на 12 л.
Следователь по особо важным делам
первого отдела по расследованию особо важных дел
(о преступления против личности и общественной безопасности)

лейтенант юстиции

М.Г. Сучков

АБ 0121091

Бланк 24 л-Д-_
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
об отказе в возбуждении уголовного дела
г. Новосибирск 05 августа 2015 года
Следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Новосибирской области лейтенант юстиции Сучков М.Г., рассмотрев материалы проверки № 201/1-95пр-2014 сообщения о преступлении -рапорт следователя по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Новосибирской области Плеско СВ. об обнаружении в действиях (бездействии) неустановленных сотрудников ДПС признаков преступлений, предусмотренных ч.З ст.109, ст.125 УК РФ,
УСТАНОВИЛ:
04.09.2014 в книге регистрации сообщений о преступлениях следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Новосибирской области (далее по тексту постановления - следственное управление) за № 201/1-95пр-2014 зарегистрировано сообщение о преступлении - рапорт следователя по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) следственного управления Плеско СВ. об обнаружении в действиях (бездействии) неустановленных сотрудников дорожно-патрульной службы признаков преступлений, предусмотренных ч.З ст.109, ст.125 УК РФ.
Рапорт был составлен в связи с выделением из материалов уголовного дела № 353808 в отдельное производство материалов в отношении неустановленных сотрудников дородно-патрульной службы по факту причинения смерти по неосторожности и оставления в опасности Вагайцева М.А. и Прокоповой О.А., имевших место 18.10.2008.
11.09.2014 указанное сообщение о преступлении передано по подследственности в следственный отдел по Советскому району г.Новосибирска.
03.10.2014 и.о. руководителя следственного отдела по Советскому району г.Новосибирска Штангом И.В. принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п.1 ч1. ст.24 УПК РФ, т.е. за отсутствием события преступлений, предусмотренных ч.З ст.109, ст.125 УК РФ.
14.11.2014 указанное решение отменено постановлением и.о. руководителя следственного управления и материалы направлены в первый отдел по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) для проведения дополнительной проверки.
Срок дополнительной проверки продлевался в установленном законом порядке до 30-ти суток, в соответствии с частью второй ст.128 УПК РФ, до 29.12.2014.
29.12.2014 вынесено постановление о направлении данного сообщения о преступлении по территориальности в следственный отдел по Советскому району

24 2 Л.Д.
г.Новосибирска.
12.01.2015 материалы проверки поступили в следственный отдел по Советскому району г.Новосибирска. Срок проверки продлевался в установленном законом порядке до 30-ти суток, т.е. до 12.02.2015.
11.02.2015 следователем следственного отдела по Советскому району г.Новосибирска Гончаровым Е.Н. вынесено постановление о направлении сообщения о преступлении по подследственности в первый отдел по расследованию особо важных дел следственного управления.
16.02.2015 проведение проверки по настоящему сообщению о преступлении поручено следователю по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел Кайраканову А.Т. Срок дополнительной проверки установлен в 10 суток.
26.02.2015 срок проверки сообщения о преступлении продлен руководителем первого отдела по расследованию особо важных дел следственного управления до 30-ти суток, т.е. до 18.03.2015.
18.03.2015 следователем по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел Кайракановым А.Т. вынесено постановление об отказе возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ч.З ст. 109, и в отношении неустановленных лиц в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ.
20.04.2015 указанное решение отменено постановлением заместителя руководителя следственного управления и материалы направлены в первый отдел по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) для проведения дополнительной проверки.
29.04.2015 проведение проверки поручено мне и.о. руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел.
Срок дополнительной проверки продлевался в установленном законом порядке до 30-ти суток, т.е. до 29.05.2015.
29.05.2015 следователем по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел Левчановым А.Н. вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 109 УК РФ и по ст. 125 УК РФ, в отношении Мельникова СЮ. и Геймана А.В. в связи с истечением срока давности уголовного преследования.
22.06.2015 указанное решение отменено постановлением заместителя прокурора Новосибирской области и материалы направлены в первый отдел по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) для проведения дополнительной проверки.
06.07.2015 проведение проверки руководителем первого отдела по расследованию особо важных дел поручено следователю по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел Плеско СВ.
Срок дополнительной проверки продлевался в установленном законом порядке до 30-ти суток, т.е. до 05.08.2015.
22.07.2015 и.о. руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел материал доследственной проверки изъят из производства

л.д.
следователя по особо важным делам Плеско СВ. и передан мне для организации дальнейшей проверки.
В ходе проверки сообщения о преступлении установлено следующее.
18.10,2008 около 23 часов 30 минут Вагайцев М.А., находясь в состоянии алкогольного опьянения, управлял мотоциклом марки «Хонда» без государственных регистрационных номеров и перевозил пассажира Прокопову О.А.
В пути следования по городу Новосибирску Вагайцев М.А. был замечен сотрудниками органов внутренних дел, которые посредством сигнально-громкоговорящей установки потребовали от Вагайцева М.А. остановки его транспортного средства. Вагайцев М.А. на законные требования сотрудников дорожно-патрульной службы не отреагировал и, пытаясь избежать привлечения к административной ответственности за допущенные им нарушения правил дорожного движения, предпринял попытку скрыться от указанных сотрудников.
Таким образом, Вагайцев М.А. совершил административные правонарушения, предусмотренные ст.ст. 12.2, 12.8, 12.9, 12.25 КоАПРФ.
С целью пресечения совершаемых Вагайцевым М.А. административных правонарушений, действуя в соответствии со ст. 10 Закона «О милиции» и п. 13.19 Наставления по работе дорожно-патрульной службы ГИБДД МВД РФ, утвержденного приказом МВД РФ № 297 от 20.04.1999, сотрудники дорожно-патрульной службы стали преследовать мотоцикл марки «Хонда» под управлением Вагайцева М.А.
18.10.2008 около 23 час. 40 мин. в пути следования по дамбе Новосибирской ГЭС в Советском районе г.Новосибирска Вагайцев М.А., превышая установленную скорость движения, совершил наезд на препятствие -бетонный столбик ограждения опоры линии электропередач №3 по направлению от Новосибирской ГЭС в сторону Академгородка.
В результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия Вагайцев М.А. и Прокопова О.А. получили телесные повреждения различной степени тяжести, от которых Прокопова О.А. скончалась на месте происшествия, а Вагайцев М.А., не приходя в сознание, скончался в Центральной клинической больнице СО РАН г. Новосибирска около 01 часа 19.10.2008.
Фактические обстоятельства, установленные в ходе проведения проверки, свидетельствуют о том, что сотрудники органов внутренних дел, преследовавшие мотоцикл под управлением Вагайцева М.А., потребовали от водителей автомобилей, остановившихся рядом с местом дорожно-транспортного происшествия, его покинуть и спустя непродолжительное время сами уехали с места аварии, о случившемся в дежурную часть не сообщили и мер к оказанию помощи пострадавшим не приняли.
К материалам настоящей проверки приобщены копии материалов уголовных дел №№ 862777, 353808, в ходе расследования которых исследовались все обстоятельства произошедшего дорожно-транспортного происшествия.
Так, в ходе расследования уголовного дела № 862777, возбужденного 10.12.2008 следственным отделом УВД Советского района г.Новосибирска по признакам преступления, предусмотренного ч.З ст.264 УК РФ, было достоверно

Бланк 24 4 Л.Д.
установлено, что смерть Вагайцева М.А. и Прокоповой О.А. наступила в результате дорожно-транспортного происшествия, которое произошло в связи с нарушением Вагайцевым М.А. правил дорожного движения.
Было установлено, что Вагайцев М.А. в момент управления транспортным средством находился в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждается заключением судебной медицинской экспертизы, установившей у Вагайцева М.А. состояние алкогольного опьянения средней степени тяжести.
Отсутствие государственных регистрационных номеров на мотоцикле Вагайцева М.А. подтверждается протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что государственные регистрационные номера были обнаружены у него в сумке.
Факт отказа Вагайцева М.А. выполнить законные требования сотрудников дорожно-патрульной службы и сделать остановку своего транспортного средства подтверждается показаниями очевидцев Попцова Ю.Ю. и Мироновой P.M., допрошенных в качестве свидетелей в рамках уголовного дела № 862777. Согласно показаниям данных свидетелей сотрудники милиции посредством сигнально-громкоговорящей установки требовали остановки транспортного средства, однако водитель мотоцикла не подчинился требованиям и попытался скрыться.
Факт применения сотрудниками милиции звуковой сирены при преследовании мотоцикла под управлением Вагайцева М.А. так же подтверждается показаниями свидетеля Демкиной О.Н., также допрошенной в рамках уголовного дела № 862777.
В ходе осмотра места дорожно-транспортного происшествия каких-либо сведений, свидетельствующих о том, что между служебным автомобилем сотрудников ДПС и мотоциклом произошло столкновение, не установлено.
Согласно заключению судебной экспертизы № 165/7-1 от 26.02.2009 каких-либо явных признаков наезда (столкновения) мотоцикла (с мотоциклом) не просматривается, утверждать о наличии или отсутствии на мотоцикле следов контакта, которые характерны для наезда и удара на его заднюю и боковую части автомашиной, невозможно.
Согласно заключению судебной экспертизы № 736/7-1 от 26.04.2013 повреждения мотоцикла характерны для его опрокидывания и контактирования как с дорожным покрытием, так и с предметами, прилегающими к дороге. Сначала происходило опрокидывание мотоцикла на правый бок и его контактирование с бетонным столбом, затем происходило переворачивание мотоцикла и его опрокидывание на левый бок. На мотоцикле следов лакокрасочных материалов и покрытий других транспортных средств, а также стекла, не имеется. При исследовании повреждений мотоцикла, как частных, так и групповых, признаков контактирования мотоцикла с автомобилем модели ВАЗ-2106 не установлено. Любое действие водителя мотоцикла, не направленное на контроль движения транспортного средства, могло находиться в причинной связи с потерей устойчивости мотоцикла.
Согласно заключению судебной экспертизы № 921/7-1 от 23.05.2013, повреждения мотоцикла справа и слева образованы разномоментно.
В ходе расследования уголовного дела № 86277 была изъята флеш-карта с

Бланк 24 5 Л.Д.
записью факта преследования служебным автомобилем сотрудников полиции мотоцикла под управлением Вагайцева М.А. непосредственно перед совершением дорожно-транспортного происшествия. Указанная запись произведена с помощью камер системы наружного видеонаблюдения, установленных на плотине ГЭС.
Согласно видеозаписи и показаниям свидетелей, до самого момента наезда Вагайцева М.А. на бетонный столбик, между мотоциклом и автомобилем ДПС сохранялось значительное расстояние, что исключает возможность их столкновения.
Таким образом, было достоверно установлено, что мотоцикл под управлением Вагайцева М.А. наехал на бетонный столбик дамбы Новосибирской ГЭС без оказания воздействия на него служебного автомобиля сотрудников дорожно-патрульной службы.
Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз смерть Прокоповой О.А. наступила на месте дорожно-транспортного происшествия после получения телесных повреждений, которые стоят в прямой причинной связи со смертью, от обильной кровопотери, развившейся в результате травматического расчленения тела с разрывом правой подвздошной артерии, правой общей подвздошной вены. В момент наступления смерти Прокопова О.А. находилась в тяжелой степени алкогольного опьянения. Смерть Вагайцева М.А. наступила от травматического шока, развившегося в результате тупой травмы головы, туловища и конечностей. В момент смерти Вагайцев М.А. находился в состоянии алкогольного опьянения средней степени тяжести.
В целях уточнения и конкретизации выводов первоначального заключения эксперта назначена и проведена судебная медицинская экспертиза трупа Вагайцева М.А. (заключение № 312-К от 24.12,2009) в отделе особо сложных экспертиз ГБУЗ НСО «НОБСМЭ», по результатам которой комиссия экспертов пришла к выводу о том, что от травм, полученных Вагайцевым М.А. в результате дорожно-транспортного происшествия по статистике в 90% случаев наступает смерть пострадавшего. Даже при оказании своевременной и квалифицированной медицинской помощи благоприятный исход развития событий, то есть возможность того, что Вагайцев М.А. останется жив, маловероятен, и возможен лишь при условии оказания квалифицированной медицинской помощи в течение первых 5-10 минут после совершения дорожно-транспортного происшествия.
В ходе предварительного следствия установлено, что вызов в отделение скорой медицинской помощи поступил 18.10.2008 в 23 час. 49 мин. (т.е. через 7 минут после ДТП), бригада скорой помощи прибыла на место дорожно-транспортного происшествия через 13 минут после получения вызова. 19.10.2008 в 00 час. 38 мин. (т.е. через 56 минут после ДТП) Вагайцев М.А. был доставлен в медицинское учреждение - в ЦКБ СО РАН г. Новосибирска.
Согласно ст.ст. 39, 40 «Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан», утвержденных ВС РФ 22.07.1993 N 5487-1 (ред. от 18.10.2007), скорая медицинская помощь оказывается гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах и других состояниях), осуществляется безотлагательно лицами, обязанными ее оказывать в виде первой помощи по специальному правилу, а

6 л.д.
специализированная медицинская помощь оказывается врачами-специалистами лечебно-профилактических учреждений.
Соответственно, в случае вызова скорой медицинской помощи непосредственно после ДТП, возможность оказания Вагайцеву М.А. квалифицированной (специализированной) медицинской помощи могла быть обеспечена не ранее чем через 49 минут после совершения дорожно-транспортного происшествия, в связи с чем ее оказание в течение первых 5-10 минут фактически является невозможным.
По результатам расследования уголовного дела № 862777 вина Вагайцева М.А. в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.264 УК РФ, повлекшего смерть Прокоповой О.А., была полностью доказана.
18.08.2011 уголовное преследование в отношении Вагайцева М.А. прекращено по основанию, предусмотренному п.4 ч1. ст.24 УПК РФ, в связи с его смертью.
В ходе расследования уголовного дела № 353808, возбужденного 04.03.2013 по признакам преступления, предусмотренного ч.З ст. 293 УК РФ, в отношении сотрудников полка ДПС ГИБДД УВД по г. Новосибирску Геймана А.В. и Мельникова СЮ. по факту неисполнения последними своих должностных обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, повлекшего смерть Вагайцева М.А. и Прокоповой О.А. было установлено отсутствие прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействиями) Геймана А.В. и Мельникова СЮ, и наступившими последствиями.
В ходе предварительного следствия автомобиль ДПС, на котором несли службу Гейман А.В. и Мельников СЮ. не исследовался, так как на основании приказа заместителя начальника ГУВД по Новосибирской области № 674 от 28.12.2010 автомобиль ВАЗ-2106, государственный регистрационный знак У 0898, был списан с баланса УВД по Новосибирскому району в связи с непригодностью к дальнейшей эксплуатации. Согласно распоряжению и.о. заместителя руководителя территориального управления федерального агентства по управлению государственным имуществом в Новосибирской области №1130-р от 23.12.2010 автомобиль ВАЗ-2106, государственный регистрационный знак У 0898, был уничтожен (на основании приемосдаточного акта ООО «Промышленная группа ВТОРЧЕРМЕТ» № 183 от 17.01.2011).
По результатам расследования уголовного дела № 353808 уголовное дело (уголовное преследование) в отношении Геймана А.В. и Мельникова СЮ. прекращено по основанию, предусмотренному п.1 части первой ст. 24 УПК РФ -в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ч.З ст. 293 УК РФ в виду.
Таким образом, материалами проверки установлено, что все действия сотрудников дорожно-патрульной службы, связанные с требованием остановки мотоцикла под управлением Вагайцева М.А., последующего его преследования с целью пресечения совершения административных правонарушений, являются законными, правомерными и входят в круг их прямых служебных обязанностей.
Бездействие со стороны сотрудников дорожно-патрульной службы, выразившееся в оставлении места дорожно-транспортного происшествия и

Бланк 24 7 Л.Д.
непринятии мер по оказанию помощи пострадавшим, не связано с причинением пострадавшим телесных повреждений и наступлением последствий в виде смерти Вагайцева М.А. и Прокоповой О.А., поскольку полученные указанными лицами телесные повреждения были несовместимы с жизнью и наступили в результате неосторожных действий Вагайцева М.А. В причинении смерти Прокоповой О.А. установлена и доказана вина Вагайцева М.А. в ходе расследования уголовного дела № 862777, по которому принято решение о его прекращении по не реабилитирующему основанию - в связи со смертью последнего. Наступление смерти Вагайцева М.А. обусловлено его собственными неосторожными действиями, связанными с грубым нарушением им правил дорожного движения. Сотрудники дорожно-патрульной службы, преследовавшие мотоцикл под управлением Вагайцева М.А., не могут нести уголовную ответственность за смерть Вагайцева М.А. и Прокоповой О.А., так как их действия (бездействие) не состоят в прямой причинной связи с наступлением их смерти.
Таким образом, анализируя собранную в ходе проведения настоящей проверки информацию, следствие приходит к выводу об отсутствии события преступления, предусмотренного ч.З ст. 109 УК РФ.
Вместе с тем установлено, что находившиеся на месте дорожно-транспортного происшествия сотрудники полка ДПС ГИБДД УВД по г. Новосибирску Гейман А.В. и Мельников СЮ. нарушили требования должностных инструкций, утвержденных 13.12.2007 начальником УВД по г. Новосибирску, скрылись с места дорожно-транспортного происшествия, не приняли мер к оказанию первой медицинской помощи пострадавшим в дорожно-транспортном происшествии; нарушили приказ МВД РФ от 20.04.1999 № 297 «Наставления по работе дорожно-патрульной службы ГИБДД МВД РФ», а именно:
- п. 4.7: «осуществление неотложных действий на месте ДТП, а также
принятие мер по эвакуации людей и оказанию им первой медицинской помощи,
содействие транспортировке поврежденных транспортных средств и охране
имущества, оставшегося без присмотра»;
- п. 6.1.10, согласно которому следует оказывать, в пределах своей
компетенции, помощь г

Назад