05.06.16

У колодца, да не напиться, а у озера – только бухать

 Новосибирские областные власти начали процесс вывода населенных пунктов из заповедных зон.

Этот материал был опубликован в газете «Новая Сибирь» 3 июня 2016 года. Редакция внесла минимальные коррективы в текст, с которыми я согласен. Добавляю лишь фотографии, которые были сделаны во время поездки в Чистоозерный район.

Представляю, что сейчас думает обо мне Николай Шестенко, руководитель первички сообщества охотников из Новой Кулынды, что находится в Чистоозерном районе. Еще год назад приезжал журналист в деревню, а не написал ни строчки. Редко, но так бывает. Во-первых, я противник любой охоты ради забавы. Во-вторых, надежды, что в их жизни что-то может поменяться к лучшему, очень призрачны. Новая Кулында находится на территории биологического заказника регионального значения «Юдинский». Поэтому здесь почти ничего нельзя.

Озеро Кулындинское. Охотники просят отдать его под утиную охоту.

Нельзя собирать редкие виды растений. Кто бы из местных вникал, что у них под ногами шелестит – Кендырь ланцетолистый или Бурачок искривленный. Думаю, даже присматривающие за порядком в заказнике егеря вряд ли отличат Волвариеллу атласную от Мутинуса собачьего. Эти грибы не привлекут внимание даже грибника. Но деревенские говорят, что за обычный подберезовик тоже можно пострадать. В лесу нельзя не то, чтобы заготавливать дрова, сушняк – трогать. Собаку на улицу можно вывести только на поводке и в наморднике. Иначе могут заподозрить, что на охоту собрался. Поэтому собак держат в вольерах. Сарай во дворе построить - только по солгасованию с областным правительством. Рыбу на озерах ловить запрещено. Даже за нарушение покоя заказника положен штраф.

Заказник «Юдинский» был образован еще в 1979 году прошлого века. Ученые обнаружили, эти места посещают редкие виды птиц, были отмечены уникальные растения. Правда, новокулындинские охотники говорят, что краснокнижных птиц и животных они не встречали. Да, видят местные, скажем, полярную сову, которая на зиму прибывает в Чистоозерный район. Но ее встречают не только в «Юдинском», но и в соседних, вполне охотничьих хозяйствах. А уж экзотических орлов или удодов здесь сроду не видели. А о том, что они тут обитают, говорят только специалисты.

Впрочем до 2010 года строгие правила жителей заказника не волновали. В постановлении главы области об особо охраняемой территории для них делали исключение. Охоту, пусть, в ограниченном виде, разрешали. Как сказал охотник Юра, «чтобы сбить охотничью оскому». В 2010 году вышло новое постановление. По большому счету принципиальное изменение коснулось только одного пункта – охоту запретили вообще. Покой заказника стал почти абсолютным. Даже хранение охотничьего оружия фактически объявлено вне закона. Кстати, половина села Табулга, оно километрах в пяти от Новой Кулынды, находится в заказнике. В этой половине расположена одна из колоний. Понятно, в ней полно людей с боевым оружием. «Что колонию закрыть?» - задает риторический вопрос Николай Шестенко.

Охотники до сих пор надеются, что их интересы будут учтены. (В центре Николай Шестенко.)

Когда я приехал в Новую Кулынду, напомню, это было прошлым летом, не встретил ни одной таблички, которая бы указывала, что ты въезжаешь на особо охраняемую территорию. Экскурсия по окрестным местам тоже не дает представления, что ты нарушаешь покой биологического заказника. Озеро Кулындинское, в двух шагах от села, тоже под охраной, при этом ни одного информационного щита. Зато мусора на берегу заметное количество. Местные просто плюют на строгие правила. Государственное – это не мое.

Пока руководство заказника не особенно следят за порядком.

Погружаясь в эту тематику, с удивлением обнаружил, что найти Красную книгу Новосибирской области в интернете почти невозможно. Любопытно, внушают ли детям в школах региональных заказников, что им нельзя собирать ягоды и грибы? Говорят ли им об особой природной ценности тех мест, где они родились? Обо всех этих диковинных растениях, птицах и животных? Кто-нибудь пытался перевести Красную книгу НСО в школах в разряд настольных? По-другому, кроме, как воспитать поколение «неохотников», ситуацию ведь не изменить.

Природа берет свое!

Деревенские говорят, мой дед здесь охотился, отец, я. Почему я должен ездить на охоту за сто километров от села? Поменять коренное представление о своих «природных правах», которое складывалось из поколения в поколение, очень трудно. Тем более, что среди новокулындинцев ходит множество баек о том, как ведут себя те, кто контролирует заказник. Местные спрашивают: откуда в ресторанах Новосибирска берется дичь? Кто поставляет косметическим предприятиям, в том числе, китайским, яйца Артемии Салина, уникального рачка, живущего в озерах заказника? Неужели браконьеры? Но кто они?

Тема браконьерства в «Юдинском» тема особая, как сама территория. Местные утверждают, что сотрудники биозаказника ведут себя не совсем прилично, что ли. Не берусь говорить, что противозаконно, но ведь слухи никуда не спрячешь. По словам нокулындинцев, егеря на виду у всех «громко» разъезжают по заказнику на снегоходах, стреляют дичь, составляя акты о болезни животных. «А кто определит, действительно косуля была больна?» - задаются вопросами деревенские. Повторюсь, это слухи. Никто эту информацию не проверял. Но это не значит, что сотрудников биозаказников вообще, и «Юдинского», в частности, не нужно проверять. «Да, кто же их будет ловить за руку? У них же есть крыша, - утверждают в селе и добавляют. – Получается, им можно, а нам нельзя?»

Местные власти тоже ничего не могут.

В расположенных неподалеку охотхозяйствах жителям Новой Кулынды или Табулги лицензию на охоту не взять. Их немного. Раздают неведомо как. А охотников в двух селах около 150 человек. Кстати, не так уж и много на три тысячи жителей. И многого им не надо. «Пусть нам отдадут в пользование озеро за селом, уток пострелять, да болото, которое тоже рядом, зимой зайцев погонять, - говорит Николай Шестенко, - Нам хватит.» Действительно, чем могут себя развлечь местные жители, особенно, зимой? «Ну, не водку же нам жрать? - говорят новокулындинские охотники, - Хотя, в общем-то, нас к этому подталкивают.»

Охотники, при этом, готовы взять на себя бремя подкормки животных, охраны лесных угодий и озер. (Можно сэкономить бюджетные деньги.)Убрать мусор с берегов озера Кулындинского и поддерживать на них порядок. Это минимум, который они готовы предложить (и предлагали) властям в обмен на охотничьи преференции. Тем более, что ландшафт заказника давно уже изменился. За последние двадцать лет с территории «Юдинского» исчезло несколько деревень. Пересохли и превратились в болота, а то и в простые луга, многочисленные озера. В одной из таких деревень мы с Шестенко побывали. Жителей нет. Старые развалюхи потихоньку разбирают на дрова.

Одна из исчезнувших деревень биозаказника "Юдинский".

Их доводов никто не слышит. Начальник отдела регулирования использования объектов животного мира департамента по охране животного мира области Валерий Куруленко в нашем разговоре заметил, что «малых народностей там нет, и охота – это не способ существования, а больше - удовольствие.» С ним нельзя не согласиться. В заказниках на территории Новосибирской области охоты не будет. Точка. Для остальных охота может начинаться через 200 метров от границы населенного пункта.

Попытка понять, что же на самом деле происходит с заказником «Юдинский», успехом не увенчались. Никто ничего не знает. Исследований никто не проводит. В институте систематики и экологии животных Сибирского отделения Российской акдемии наук специалисты утверждают, что обследование больших лесных территорий процедура дорогостоящая и не быстрая. Да и зачем тратиться? Ради нескольких сотен охотников?

Здесь когда жили люди.

По словам Валерия Куруленко, во всех населенных пунктах Новосибирской области, которые волею судеб оказались на территориях заказников, уже выполнено межевание. В течение этого и следующего года будет пройдена государственная экологическая экспертиза. После нее все поселки, села и деревни будут юридически выведены с территорий особо охраняемых зон. Очевидная польза от этого шага – жители смогут распоряжаться своей собственностью по своему усмотрению. Строить во дворах сараи, перестраивать или заново отстраивать дома без согласования с областным правительством. Да. Еще собак можно будет прогуливать без поводков… А пока местные жители не очень понимают, где они живут – в маленьком заказнике или большом зоопарке.

Юрий Тригубович
Специально для «Новой Сибири».
Фото автора.
 

Назад