30.06.16

Новосибирское дело «Оборонсервиса»

 Уголовное дело по обвинению полковника Виктора Романова сильно отличается от дела Евгении Васильевой, хотя оба связаны с одним и тем же ведомством.

 Доцента Военной академии материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В.Хрулева Министерства обороны РФ, доктора технических наук Виктора Романова задержали 24 декабря прошлого года в Санкт-Петербурге. (Там располагается академия.) В тот же день, самолетом, его доставили в Новосибирск. Через четыре дня подозреваемый был заключен под стражу уже по решению суда и помещен в СИЗО № 3. (Об этой важной детали позже.) Полковника Романова обвинили в хищении средств у «15-го Центрального автомобильного ремонтного завода» в 2011-2012 годах, директором которого он тогда работал.

Фабула обвинения очень проста. Согласно постановлению о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (Вот, ведь название!), директор ООО «Лайтек» Денис Стецурин (он тоже находится под арестом) в сговоре с Виктором Романовым внес в акты приема выполненных работ по реконструкции и техническому перевооружению завода заведомо ложные сведения. По версии следствия, после манипуляций с документами, два директора похитили у государства около 13 миллионов рублей. Наказание за это деяние предусматривает до 10 лет лишения свободы. Оно квалифицируется как тяжкое корыстное преступление. Сумма похищенного – особо крупная.

Напомню, Евгении Васильевой на момент меры пресечения в виде домашнего ареста вменяли хищения, тоже группой лиц, на сумму 3 миллиарда рублей. При этом фигурантка дела «Оборонсервиса» имела от суда серьезные «преференции»: она могла встречаться с родственниками и опальным министром обороны, пользоваться интернетом, ходить на трехчасовые прогулки. Даже несмотря на протесты общественности, этот режим для знаменитой блондинки был сохранен вплоть до ареста после оглашения приговора в зале суда.

Ее карьера тоже известна. Дочь богатых родителей. Выпускница Санкт-Петербургского госуниверситета по специальности «Юриспруденция». Занималась в северной столице бизнесом. Затем, благодаря случайному знакомству с первым заместителем мэра Москвы Владимиром Ресиным, началалсь ее головокружительная карьера. От советника Ресина до руководителя департамента имущественных отношений Министерства обороны РФ и члена совета директоров «Оборонсервиса». Кроме «талантов», проявившихся уже во время следствия, биография Васильевой (до уголовного дела) ни чем не примечательна.

В отличие от Васильевой, полковник Романов задолго до обвинений проявил себя как незаурядная личность. Замечу, что в активе доктора технических наук Виктора Романова более ста научных работ, сорок книг, более двадцати изобретений и рационализаторских предложений. Начав как выпускник Челябинского высшего военного автомобильного инженерного училища службу в армии, он постоянно учился. Закончил Военную академию тыла и транспорта в Санкт-Петербурге. Два раза повышал квалификацию в Новосибирском государственном университете. Сначала по специальности «Экономика и управление». Затем по юриспруденции. Он профессор и член-корреспонденти Академии военных наук РФ. Имеет множество наград. Право на ношение оружия. Допуск к военным секретам. Перед арестом полковник Романов как преподаватель военной академии имел нагрузку 360 часов в год.

Адвокаты Виктора Романова, как когда-то защита Васильевой, заявили ходатайство об изменении меры пресечения на залог или домашний арест. Следователь Главного следственного управления при ГУВД Новосибирской области Наталья Крестьянова возражала против ходатайства. Ее аргументы, которые она представила суду, типичны в таких случаях – тяжесть преступления, намерение, как полагает Крестьянова, скрыться от следствия и суда, а также оказать давление на потерпевших и свидетелей, уничтожить доказательства. Суд в лице судьи Центрального района Новосибирска Марии Шишкиной согласился с доводами следователя. Вот, только доводов-то почти нет.

Чем же мотивировала Наталья Крестьянова содержание полковника Романова под стражей? Один из доводов – сам факт проживания подозреваемого в Санкт-Петербурге, а до кучи – жил не по месту регистрации. Доводы не просто сомнительные, антиконституционные. Хотя, как мне представляется, во всей стране не найти следователя, который будет в своей работе оперировать базовыми российскими ценностями. Кстати, ведь и в УПК РФ по этому поводу четко сказано, что поводом к содержанию под стражей может являться «отсутствие постоянного места проживания». Других толкований кодекс не дает. Ладно, «сделал» следователь из преподавателя военной академии по сути бомжа. Но это еще не все.

Еще один «ход» следствия вообще поражает воображение. Во время судебного заседания следователь сообщила, что второй фигурант уголовного дела, бывший директор ООО «Лайтек», Денис Стецурин заявил о «возможном давлении Романова на него и его семью». При этом следователь подчеркнула, что это устные показания Стецурина. Прокуратуру такое заявление не удовлетворило. Но нет ничего проще. Заседание отложили, а на следующем в деле фигурировали уже письменные показания Стецурина. (Подсуетились?) Ничего, что Романов, находящийся под стражей, отмечу, возможно, может оказать давление. Ничего, что слова Стецурина – всего лишь слова. К ним у следствия добавить нечего. (Между прочим, за бездоказательные заявления предусмотрена ответственность.) Ничего, что следствие публично, а судебный процесс открытый, подрывает репутацию системы исполнения наказаний Новосибирской области.

Но когда серьезных доводов нет, подойдут и такие. Хотя, как мне кажется, подобные «доводы» - это основательный повод проверить следователя на соответствие занимаемой должности. Впрочем, после решения суда ответственность за судьбу Виктора Романова уже приняла на себя судья Мария Шишкина. Она согласилась со всем, что представила следователь Крестьянова. То же произошло и в более высоких судебных инстанциях. Судебная система не стала рассматривать доводы защиты об иных мерах ограничения – о залоге или домашнем аресте. В суды было представлено заявление сына полковника о том, что у него имеется в Новосибирской области дом, в котором мог находиться подозреваемый до суда. Не помогло поручительство самой военной академии, где служил Романов. Не вняли суды доводам и Виктора Романова о том, что он офицер, связанный присягой, и в случае, если он скроется от следствия, это может быть расценено как военное преступление.

Еще один следовательский «изыск» в истории с арестом полковника Романова вызывает, как минимум удивление. На вопрос – почему подозреваемого нужно было отправлять в СИЗО № 3, которое расположено в 80 километрах от Новосибирска в поселке Линёво, следователь ничего внятного ответить не могла. (Запрос по этому поводу направлен на имя начальника ГУВД НСО.) По данным пресс-службы ГУФСИН по Новосибирской области, тогда, когда решался вопрос об аресте полковника, СИЗО № 1 было переполнено на несколько сот человек. Однако, по утверждению представителя ГУФСИН по НСО, изолятор обязан принимать всех, кого направлют туда по решению суда, независимо от количества арестантов.

Возражения защиты Романова снял суд, в частности, констатировав, что 80 километров – это незначительное расстояние от Новосибирска. Почему? Ответа нет. Видимо, местные судьи рассуждали по принципу – от заката до околицы. Извините, по-другому не сформулируешь. Предположу, что у следствия больше оперативных возможностей в СИЗО № 3, чем в новосибирском СИЗО № 1. Впрочем, даже если предположение правильное, вряд ли следствию это поможет. Полковник Романов показаний не дает. При этом он заявил, что готов разговаривать с военным следствием. Все же пока его никто не лишал звания. Он еще действующий полковник Вооруженных сил РФ.

Любопытно, что вначале заявления о возможном участии Виктора Романова в преступлении шли именно в военное ведомство. Это было логично, поскольку 15 ЦАРЗ входил в холдинг «Оборонсервис», который в 2014 году по понятным причинам переименовали в «Гарнизон». Однако военное следствие почему-то отказывало в возбуждении уголовного дела в отношении Романова. Тогда кто-то, история об этом пока умалчивает, нашел лазейку. Несмотря на то, что завод находится под юрисдикцией Министерства оброны РФ, Виктор Романов в 2011-2012 годах был формально гражданским директором. Именно поэтому в его деле разбирается ГСУ при ГУВД НСО.

Новосибирская областная прокуратура ответила, что осуществляет надзор за уголовным делом Романова на основании приказа Генпрокуратуры РФ от 07.05.2008 № 84 «О разграничении компетенции прокуроров территориальных, военных и других специализированных прокуратур». Правда, из содержания приказа видно только одно: и территориальные прокуратуры и военные могут осуществлять надзор за исполнением законов в оборонно-промышленном комплексе. В чем заключается разграничение не совсем ясно. Но, при этом, из этого же приказа понятно: военная прокуратура имеет полное основание проверить, как соблюдаются законность в отношении полковника Романова. В военную прокуратуру по этому поводу направлен запрос.

О новосибирском деле «Оборонсервиса» еще есть что рассказать. Но это в будущем. При этом следует заметить, что пока не берусь судить о качестве следствия. Хотя даже в первом приближении оно вызывает вопросы, которые будут поставлены позже. Случайно узнав об этом деле, меня, как это нередко бывало в моей журналистской практике, изумили разные подходы следствия и суда в разных регионах. Почему, спрашивается, в одном случае подозреваемого в хищении фантастических сумм до суда чуть ли не носят на руках, а в другом не соблюдают элементарные нормы законодательства. Кстати, апелляционная инстанция Новосибирского областного суда утвердила решение районного судьи Марии Шишкиной. Поэтому полковник Романов вместо того, чтобы обучать военных, писать научные статьи, сидит в следственном изоляторе. Получается, окажись на его месте местная богатенькая блондинка, ей бы дали возможность: гулять, снимать клипы, встречаться с родственниками и сидеть в интернете?

Юрий Тригубович

Фото взяты с сайтов Тайга.инфо, 15ЦАРЗ и личного архива Виктора Романова.

Назад