28.06.17

«Тайна» одного забора

Пришла пора разгораживать лесные участки Новосибирской области, куда доступ обычным людям не запрещен де-юре, но де-факто туда никого лишнего не пускают.

Пришла пора разгораживать лесные участки Новосибирской области, куда доступ обычным людям не запрещен де-юре, но де-факто туда никого лишнего не пускают.



Как охранники отеля пускали меня на берег Бердского залива


Кто-то удачно сказал, что «окружающий нас мир обнесен забором тайн». Добавлю, обнесен и в прямом, и в переносном смысле. Меня давно интересовала длинная стена, мимо которой приходилось ездить примерно раз в год. Интерес не праздный, журналистский. Мое медианутро давно уже привыкло к поискам «таинственного» и скрытого. Наконец-то дошли руки…



Этот добротный «частокол» находится в лесной зоне, которая заканчивается выходом на живописный берег Бердского залива. (Искитимский район Новосибирской области.) За забором располагается «Отель-курорт «Морозово». На сайте отеля размещена заманчивая информация, в том числе, о наличии собственного пирса, «трансформирующегося в вертолетную площадку», которая позволяет «принимать гостей и с воды, и с неба». С земли туда, похоже, попасть труднее. Сложно попасть и на берег залива. Во всяком случае, уходящий к воде забор заканчивается сетчатым ограждением, которое упирается в болото с камышами. В общем, сбоку слева к воде не подойти. Справа стену не обходил. В скобках замечу, что был не один. Мой партнер, которого никто не видел, подстраховывал меня во всех смыслах. Мы были готовы к любому повороту событий.    

То ли пирс, то ли вертолетная площадка…


Управляет всем этим великолепием ООО «Отель «Инвест» в лице директора Ларисы Булышевой, а учредителем является Александр Элерт. Последний известен как то ли удачливый, то ли, наоборот, новосибирский девелопер, который в России бывает редко.  Поговаривают, что у него двойное гражданство. Второе вроде бы германское.



Охрана «бердского курорт-отеля», оперируя понятиями «частная собственность», «инструкция» и прочими увлекательными терминами, пыталась сначала выяснить, кто я такой и зачем зашел на территорию отеля. На мои уклончивые ответы охранники пытались преграждать мне путь. Смирились только тогда, когда им был показан договор аренды между департаментом природных ресурсов Новосибирской области и фирмой Элерта. Пропустили. Неохотно.



Прогулявшись до «вертолетного пирса», попробовал поговорить с руководством отеля. Дама, представившаяся заместителем директора, связала меня по телефону с юристом «Отель Инвеста» Владимиром Горбатенко. Договорились встретиться. Встреча состоялась «на троих». Юрист, я и директор отеля Лариса Булышева. Любопытный вышел разговор.

 



Не всякий бор годится для забора



Ну, вы же знаете, кто в охране работает, - ответила на мой первый вопрос Лариса Булышева, - люди не совсем далекие. Они подразумевают, если мы взяли леса в аренду, и здесь находятся объекты недвижимости, то они могут ошибиться.



Сомневаюсь. Охрана как раз ошибиться вряд ли может. Они свою работу знают. При этом секьюрити понимали, что пропустить меня им придется. Документов, подтверждающих запрет на посещение «посторонними» территории, у них нет. Полицию вызывать они отказались. А это еще один аргумент в пользу свободы нахождения в лесу. Они-то как раз правильные, в смысле, «далекие» люди.   



По словам Ларисы Булышевой, никаких запретов нет. Однако, считает директор, гости, которые заплатили за проживание в отеле и пользование инфраструктурой, хотят спокойствия. «А если кто-то с палаткой пройдет? – рассуждала директор Булышева. – Куда он нужду будет справлять? Мы взяли участок в аренду на 49 лет. Вы же видели, территория чистится, убирается. А, допустим, гость пошел по лесу и наступил?»



В общем, все аргументы Ларисы Булышевой сводились к риторическому вопросу, а как без забора и охраны сохранить лес незагаженным? Ее поддержал юрист Владимир Горбатенко: «Это опять же безопасность наших гостей. Через каждый метр охранника ставить не будешь».



Вопрос о заборе, который сбоку перекрывает доступ к Бердскому заливу, для Булышевой и Горбатенко оказался, похоже, самым простым. По их словам, слева и справа у отеля есть соседи. Весь спрос с них. Что же касается забора как такового, то никто никогда не предъявлял по этому поводу претензий. Все законно. Правда, никаких документов показывать мне не стали. «Вы же не контролирующий орган»?

Путь к воде только через болото



С таким «человеческим» набором аргументов сталкивался не раз. В этом случае никаких документальных, законных доводов, не представляют. Люди, которые уважают свое дело, всегда имеют под рукой ворох бумаг. Может быть, у Владимира Горбатенко и Ларисы Булышевой их просто нет? Скорее всего. Тем более, в моем распоряжении имеется некий документ, из которого следует, что ограждения на участке, который арендован «Отель «Инвестом», не предусмотрено.

 



В осаде



Внутри арендной территории у «Отель «Инвеста» есть еще солидный кусок земли Лесного фонда. Он отгорожен от «цивилизованной» части внутренним заборчиком. В будущем, как рассказала Лариса Булышева, его предстоит освоить. Надо отдать ей должное, директор умолчала о том, что скрывается за этим таинственным ограждением. (Не спрашивали ведь.) Там находится еще несколько строений. Как минимум одно из них принадлежит ООО «АТТА-Капитал». Это гостиница семейного типа. Она до сих пор остается, в общем-то, на осадном положении.  



Представителей АТТы отказываются сразу пропускать на территорию, доступ на которую разрешен любому



В 2009 году «Отель «Инвест» развернул борьбу за эту гостиницу (читай за имущество другого юридического лица) по всем фронтам. Описывать эту историю нужно отдельно, преодолевая тонкости юридического языка. Пока замечу, что представители «Отель «Инвеста» - Лариса Булышева, учредитель фирмы Александр Элерт, юрист Владимир Горбатенко – вполне могут стать фигурантами уголовного дела о мошенничестве. Через арбитражный суд «команда Элерта» пыталась доказать, что никаких прав у «АТТА-Капитал» на здание нет. (Есть предположение, не без помощи обмана суда.) Не получилось.



Итогом длительной «осады» гостиницы стали решения арбитражных судов в пользу «АТТА-Капитал». Здание уже оформлено в собственность, что отражено даже на кадастровой карте. Кстати, здание гостиницы «Отель «Инвеста» на этой карте нет. (Попробовал бы господин Элерт в Германии хотя бы быть упомянутым в контексте подобных событий?)   



Но главное, на мой взгляд, в этой истории то, что представители «Отель «Инвеста» смешали право и беззаконие в одну кучу. Представители «АТТА-Капитала» долгое время не могли попасть к зданию, на которое они имели полное право. Даже когда «АТТА» поставила здание под охрану, для сторожей приходилось перекидывать еду через забор. А ведь Лариса Булышева убеждала меня, что на арендованном ими участке могут бывать все, кому не лень. Главное – не гадить. Правда, кто кому напакостил – большой вопрос.

 


Чья шантрапа?



Марьяна Верховская, начальник юридического отдела ЗАО «Новоград», бывавшая на месте происшествия, говорит, что охрана «Отель «Инвеста» до сих пор препятствует заезду и проходу к их зданию.  После очередного обращения в правоохранительные органы один единственный раз 26 мая 2017г.  представители «АТТА-Капитал» все же получили право беспрепятственного доступа к своему имуществу. Тогда же и попали внутрь собственной гостиницы, где их взгляду открылась ужасающая картина. Внутри будто бы пронесся смерч.



Перечислить все, что было уничтожено, в этой статье невозможно. Оборудование бассейна, кондиционеры, мебель, электропроводка, сантехника. Розетки вандалы выдирали прямо вместе с проводкой. Часть имущества пропала. Впрочем, Марьяна Верховская считает удачей, что среди этого бедлама удалось обнаружить документацию. Это бесценная находка.



Жилые помещения под охраной «Отель «Инвеста» превращены в нежилые



На вопрос, что за шантрапа, иначе этих людей не назвать, учинила погром и умыкнула ценности, обязана ответить полиция. Представители «АТТА-Капитал» написали несколько заявлений о преступлениях, в том числе об уничтожении имущества. К теме, как на эти заявления реагируют правоохранительные органы, думаю, еще будет повод вернуться. А пока предположу, директор отеля Лариса Булышева слишком сильно акцентировала внимание на спокойствии гостей, говоря о заборах и охране, чтобы быть до конца искренней.



От разгрома гостиницу «АТТы» не спасли ни охрана, ни забор. Ну, так конкуренты – это же не гости, и даже не журналист, пытающийся под видом гражданина проникнуть на якобы охраняемую территорию. Получается, «Отель «Инвест» очень избирательно относится к охране арендованной территории. В одном случае, мнимые интересы гостей фирма готова защищать даже в ущерб закону. В другом, может закрыть глаза на погром, который принес владельцу убытков на несколько десятков миллионов рублей.  



Кстати, поговаривают, что недалеко от разгромленной гостиницы «АТТы», на той самой неосвоенной территории, стоит уютный домик, принадлежащий учредителю Александру Элерту. Дело даже не в том, что (если это так) частные владения на территории Лесного фонда – грубейшее нарушение законодательства. (Вот, повод для прокурорской проверки.) По какой-то неведомой причине этот домик миновал погром. Видимо, шантрапа точно знала, кого можно громить, а кого нет.



Уважаемый забор

Владимир Горбатенко в разговоре заметил, что забор был установлен в ходе строительства для безопасности. (Видимо, тех, что бродят по лесу.) Что ж, так делают все. Только большинство демонтирует ограждение после завершения строительства. Так, судя по логике, в том числе, арендного договора, должно было произойти и в этом случае. Но не произошло.



Многоуважаемый забор!



- А что вы считаете, что забор надо ставить на учет в Росреестре? – воскликнула Лариса Булышева.



Не знаю. Мне кажется, такой забор, да, надо регистрировать как капитальное строение. Он сам по себе внушает уважение, возможно, у некоторых и чувство благоговения. Такое ограждение сразу же отбивает охоту его перелезть. А вообще-то его надо убирать. Он противоречит праву нахождения граждан в лесах, которое специально оговорено в арендном договоре.



Лариса Булышева, напомню, утверждала, что внутри территории, которая отделена капитальным забором, слева и справа от них находятся соседи. Действительно, на соседних участках есть арендатор. Это юридическое лицо с правом аренды, оформленной в 2008 году. Судя по всему, сосед оформлял аренду уже внутри огороженного участка. Получается Александр Элерт строил забор с запасом? То есть огораживал территорию большую, чем арендовал? Любопытно, зачем?



Впрочем, в чем можно согласиться с директором Булышевой, так это в том, что они за часть забора, который ограничивает доступ к воде, не в ответе. В остальном отвечать придется. И мы непременно расскажем об этом.



Юрий Тригубович

Назад