17.07.17

Чиновник и город

Как начальник управления потребительского рынка мэрии Новосибирска Виталий Витухин заботится о «своем» городе.

Мне уже давно понятно, как можно оценить состояние дел в офисе или здании общественного назначения. Достаточно посетить туалет. Если клозет, извините, «благоухает», это плохой офис и дела в нем, скорее всего, идут неважно. Город, на мой взгляд, можно оценить по внешнему виду городской среды и … состоянию кладбищ. Это две стороны одной медали. 

Красный проспект в районе метро «Гагаринская».

 

Ни что так не портит внешний вид города, как дикая торговля. Только начинается лето, центральные улицы Новосибирска, как саранча, оккупируют торговцы всех мастей. Начиная от продавцов фруктов и овощей, и, заканчивая лоточниками с очками и спинерами. Нельзя не заметить на городских площадях и цыган с новенькими бензиновыми пилами, работающими часа два после покупки. Даже стационарная торговля проникает на улицы города. Например, неопрятного вида тетка на Красном проспекте каждый день раздает буклеты одного из магазинов, расположенных в торговом центре, который стоит рядом с площадью Калинина. 

«Спрятанный» нестационарный объект в районе метро «Гагаринская». 

 

С одной стороны, городские власти трудно обвинить в том, что проблема стихийной и нестационарной торговли ее не волнует. Начальник управления потребительского рынка Виталий Витухин достаточно часто выступает в СМИ. Но при этом чиновник ловко оперирует цифрами и жонглирует словами. Скажем, недавно в одном из радийных эфиров он заявил, что из более чем двух тысяч заявок на размещение нестационарных объектов торговли мэрия одобрила лишь шестьдесят. Это, по его словам, позиция городских властей, которая заключается в том, чтобы не допустить дикую торговлю на центральные улицы. 

Площадь Калинина. Полицейский пост закрыт. Стихийная торговля процветает.

 

С другой стороны, Фрейда никто не отменял. Чиновничьи оговорки свидетельствуют о том, что городская власть, во всяком случае, в лице Виталия Витухина, смотрит на проблему сквозь пальцы. Вот цитата: «Нестационарная торговля - это как раз та палочка-выручалочка, которую на сегодня использует и город, и бизнес для того, чтобы с одной стороны удовлетворить потребности наших жителей, с другой стороны бизнес пытается заработать». 

Площадь Калинина. Укромное место для лоточников.

 

О чем это Виталий Витухин? То ли о потребностях горожан, то ли об интересах бизнеса? В чем совпадение? А если оно есть, то о каком бизнесе идет речь? О прибылях фаст-фудов и бездарных как бы русских блинов? О корысти тех, кто сбывает людям пальмовое мороженое? По-моему, чиновник может рассуждать лишь об одном – о благе для жителей, в интересах которых он должен работать. Но ведь всю свою сознательную жизнь Виталий Витухин провел в заботах о прибыли.

В его случае нельзя забывать, что он выходец из бизнеса. В 1990–1996 годах работал директором МП «Экзотиктур», руководителем НПЦ «Адалит», с 1996 по 1999 год — директором, заместителем директора по перспективному развитию ООО «Ювелирный центр "Адалит-96"», с 1999 по 2015 год генеральным директором завода «Адалит». Оттуда он перешел на работу в мэрию. Только в последние годы ювелирный завод давал копеечную прибыль. Может быть, в этом и был личный интерес? Кому хочется отвечать перед акционерами за маленький доход?

Площадь Калинина. Пешеходная зона перекрыта рестораном. 

 

В общем, мэр Анатолий Локоть сделал, как и во многих случаях, потрясающий выбор.
Виталий Витухин не просто не сумел навести порядок в нестационарной торговле, при нем даже несанкционированная торговля, похоже, увеличивает свои обороты. Например, на площади Калинина через каждые пятьдесят-сто метров торгуют фруктами и овощами с лотков, булочками прямо из автомобилей. Один из ресторанов вообще перегородил практически всю пешеходную зону, организовав летнюю веранду. Некрасиво, неудобно, и, наверное, опасно для желудка. Это тоже на потребу жителей? Возле одного из выходов метро «Гагаринская» нестационарный объект ловко «спрятался» за другим нестационаром. Хотя в пределах прямой видимости стоит еще один фруктовый киоск, стоит уже несколько лет. А рядом есть стационарный магазин, мало чем отличающийся от ларькового ассортимента.

На центральных улицах, на мой взгляд, вообще не должно быть нестационарной торговли. Девяностые, когда в Новосибирске не было крупных магазинов, уже давно прошли. Но в прошлые лихие не так уж трудно попасть. Достаточно заглянуть на кладбище. Например, Заельцовское. Кстати, самое крупное кладбище в России.

Торговля на Заельцовском кладбище. Здесь расположились более 20 фирм.

 

Что там увидит неприхотливый новосибирский посетитель? Тот же набор разномастных ларьков, что и в городе. Ассортимент другой – памятники. Грязно, неуютно, нецивилизованно. Один из представителей похоронного ларька заметил, что кассовых аппаратов ни у кого нет. Имеются, правда, какие-то бланки строгой отчетности. Но это уже по требованию клиентов. А значит не исключен черный нал, идущий мимо городской казны.

Месяца полтора назад здесь сгорели два автомобиля одного из ларечников. Местные продавцы «грустным товаром» говорят, что, скорее всего, причина в том, что кто-то кому-то перебил цену. (Конкуренция здесь жесточайшая.)Уголовное дело вроде бы возбуждено, но в его успех мало кто верит. Охрана кладбища для галочки. Камер наблюдения почти нет. В основном, увтерждают местные, это муляжи.

Один из сгоревших автомобилей.

 

То, что хозяин сгоревших автомобилей от комментариев отказался, лишний раз подтверждает: здешняя тема теневых финансовых потоков очень щекотлива. По некоторым данным, только на копке могил Заельцовское кладбище имеет до 150 миллионов рублей черного нала в год. Конечно, это приблизительные данные. На кладбище говорят, что начальные получатели – это копщики могил. Куда и в каких пропорциях они идут дальше, большой секрет. В этом случае, конечно, можно упрекнуть автора в излишних предположениях. Но, как иначе расценивать крайнюю непрозрачность в похоронной сфере Новосибирска?

Вы встречали на кладбищах, например, Москвы, ларьки внутри территории? Нет. А на Заельцовском расположен целый камнерезный завод. Пылящий и шумящий. Кстати, надо отдать должное, заводской ларек имеет кассовый аппарат, что не оправдывает его деятельность на территории захоронения. При этом, нелишне заметить, кассы муниципального казенного учреждения «Ритуальные услуги» на Заельцовском кладбище нет. Она находится в городе. Зато есть ларек некоей фирмы «Ритуальное хозяйство». Названия (многозначительно) очень похожи.

Само Заельцовское кладбище запущено. Это непролазная чаща, кишащяя клещами. Везде предупреждающие таблички: «Осторожно, клещи!» Лучше бы уж написали, что денег на обработку от кровососущих нет. (Но вы держитесь!) Мусорные кучи по углам. Множество захоронений, за которыми никто не ухаживает. При этом на том же Заельцовском кладбище, существует прекрасное воинское захоронение. Ухоженное и эстетичное.

Один из уголков Заельцовского кладбища.

 

Виталий Витухин, призванный в мэрию и как «смотритель кладбищ» (или «смотрящий»?), за два с лишним года ничего не изменил в их состоянии. Только слова. Например. Доставшаяся ему в наследство якобы проведенная инвентаризация могил на городских кладбищах, была начата еще в 2006 году. По словам чиновника, на нее было потрачено от 35 до 55 миллионов рублей. Однако, по утверждению Витухина, в программе закончились «ячейки». (Что за таинственные «ячейки»?) Однако и эта база данных до сих пор не доступна для людей. Чиновник обещает, к декабрю этого года программа заработает. Каждый сможет найти могилу через интернет. Верится с трудом. Не его это город. Со своим так не поступают. 

Вот, как, порой, кладбищенские работники обходятся с захоронениями. Кладбище «Инское». Май 2014 года. 

 

МКУ «Ритуальные услуги», по сути, являясь «представительством» департамента земельных и имущественных отношений мэрии Новосибирска, ведет хозяйственную деятельность. Другими словами, мэрия выступает в этом случае как коммерческая фирма. А на это существует прямой запрет. В июне нынешнего года на непорядок указало Управление Федеральной антимонопольный службы по Новосибирской области. (Документ имеется в распоряжении «ПА».) Мэрии выдано предписание об изменении устава МКУ и прекращении нарушений антимонопольного законодательства.

Любопытно, что как только было выдано предписание УФАС, МКУ из департамента по земельным и имущественным отношениям «перевели» в департамент промышленности и предпринимательства, под крыло чиновника Александра Люлько. Но этот «кульбит» для УФАС, которому, видимо, придется выносить предписание еще раз, скорее станет раздражающим фактором. От этой никудышной попытки уйти от ответственности, мэрия больше потеряет, чем приобретет. Да и решение кладбищенских проблем только отдвинет во времени.

Чтобы сделать город красивым и удобным, нужно быть не просто чиновником. Город нужно знать. Пройти его пешком, заглянув в каждый, даже малоприметный уголок. Всматриваться в его облик. Разговаривать с жителями. Советоваться со специалистами: архитекторами, строителями, художниками. В общем, любить город и свое дело.

Похоже, Виталий Витухин – это не тот чиновник, который относится к Новосибирску как к своему детищу. Видимо, психология не самого удачливого ювелира не позволяет ему выйти на уровень управления одним из самых важных сегментов мегаполиса. Город – это не большой магазин, не предприятие. Это социокультурная среда, которая существует совершенно по другим законам, чем бизнес. И тут важна не финансовая, а общественная прибыль. Пока чиновник (или все же бизнесмен?) Витухин и в этом случае не преуспел.

 

Олег Аксенов

Назад