07.02.15

Наркотик как предмет раздора

 В России продолжается «одностороняя дискуссия», которую ведут некоторые представители Русской Православной Церкви. Цель – «разоблачение» Национального Антинаркотического Союза. Наш корреспондент попытался разобраться в проблеме.

 Крымская агитка

Журналистская судьба нередко подкидывает неожиданные встречи, которые кажутся случайностями. Но так ли это? Незадолго до Нового года я оказался в Астрахани, где изучал проблемы, связанные с уничтожением популяции осетровых в устье Волги. И, вдруг, звонок от знакомого: «Прилетай в Симферополь! Здесь будет интересное мероприятие и любопытная информация». Так я оказался в столице Крыма, где у меня должна была состояться встреча с человеком, который обещал поделиться информацией о благотворительной организации «Линия жизни».

Деятельностью этой занятной межрегиональной организации, головной офис которой находится в Новосибирске, мы с моим коллегой Ильей Кудиновым занимаемся уже не первый год. Выводы, к которым мы пришли в ходе своего журналистского расследования, говорят о том, что под вывеской благотворительности «Линия жизни» выстроила бизнес, используя в качестве рабсилы бомжей, в том числе, наркозависимых. «Линия жизни» - непрозрачная со всех точек зрения организация, что является, по определению и православных и священников других конфессий признаком секты.

Настоятель храма Александра Невского Александр Новопашин.

Эта организация выросла из другой - «Преображение России», которая теперь запрещена в России. К новосибирскому филиалу «Преображения…», а затем, выросшей из него, «Линии жизни», имеет отношение протоиерей Александр Новопашин, настоятель новосибирского Собора Александра Невского. «Линия жизни» даже получила благословение митрополита Новосибирского и Бердского Тихона.

Утренняя зарядка в Симферополе. 

В Симферополе имя Александра Новопашина вновь оказалось на слуху. На мероприятии, которое в Крыму проводил Национальный Антинаркотический Союз (НАС). Его председатель правления Никита Лушников в недавнем прошлом организатор реабилитационной сети для нарко- и алкозависимых организации «Центр здоровой молодежи» (ЦЗМ), входящей в НАС. Дело в том, что отец Александр, уважаемый в Новосибирске священник, ярый критик ЦЗМ. Его организаторов священник называет сектантами.

«Сектант»

Почти всегда испытываю чувство неловкости, когда присутствую на пропагандистских мероприятиях. Это была утренняя зарядка на площади Ленина под лозунгами борьбы с наркозависимостью. Перед ее началом выступили первые лица Республики Крым. Затем чемпион мира по кикбоксингу Александр Липовой провел зарядку. В общем, обычная публичная «агитка» вроде ежегодных беговых марафонов в российских городах. Однако на площади было многолюдно и весело. С содержательной точки зрения услышал лишь то, что НАС выделил пятьдесят бесплатных путевок для реабилитации наркозависимых крымчан.

Вечером того же дня на площади был рок-концерт, вдохновителем которого стал Вадим Самойлов, основатель группы «Агата Кристи» и координатор музыкального направления ресоциализации НАС. На всех мероприятиях, конечно же, присутствовал председатель правления НАС Никита Лушников. Он же, по версии некоторых священников Русской Православной Церкви, сектант, адепт неопятидесятнической церкви «Царство Бога».

 

Председатель правления Национального Антинаркотического Союза Никита Лушников.

Мы встретились с Лушниковым в одном из кафе Симферополя. Передо мной сидел немного уставший, хорошо одетый, вежливый молодой человек. На один из моих первых вопросов он заметил, что готов отвечать на любые, даже самые острые вопросы. Не обманул. Ответил. Не скрывая своих ошибок и былых заблуждений.

В том числе, о семье и своем отношении к религии. О семье, что со своей женой венчался в православной церкви. Об отношении к религии, что он благодарен «Царству Бога», приверженцев которого называет протестантами, за то, что они когда-то вытащили его из беды. Поэтому, утверждает Лушников, он не мог, да и не хотел, рвать с ними связи, то есть прерывать дружеские отношения с людьми, которые ему когда-то помогли. Спустя годы, когда он осознал, что в России необходимо ориентироваться на традиционные религии, и, в первую очередь, на православие, он официально заявил о том, что Центр здоровой молодежи начинает «минимизировать» контакты с протестантскими религиозными объединениями. Это уже был зрелый осознанный выбор, человека, который профессионально стал заниматься реабилитацией зависимых людей. С точки зрения Никиты Лушникова вопрос был закрыт с появлением в 2012 году этой декларации. Правда, его до сих пор не могут закрыть православные священники.

Под прицелом православия

Публичные претензии к Лушникову и его детищу ЦЗМ сводятся к нескольким банальным суждениям. Самые жесткие из них звучат из уст новосибирского священника Александра Новопашина. Например, что ЦЗМ до сих пор связан «с религиозной организацией «Царство Бога», которая относится к деструктивному религиозному направлению (секте), а также незаконному получению финансовых средств от родителей наркозависимых». По мнению протоирея, ЦЗМ опасна для общества.

Увы, ни одно из этих суждений, кроме связи (уже утерянной) с «Царством Бога», отец Александр ни чем не подтверждает. Чем опасна? В чем заключается незаконность получения средств от родителей наркозависимых? Кстати, в чем кроется деструктивность организации неопятидесятников тоже не понятно. Они что, едят младенцев или присваивают собственность своих адептов? Может быть, они применяют специальные практики, чтобы навсегда разлучить своих прихожан с родными?

Когда-то отец Александр рассказывал мне о действительно страшной секте Ашрам Шамбалы, которую основал новосибирец Константин Руднев. Руднев практиковал телесные наказания и устраивал сексуальные оргии. Несколько раз его пытались привлечь к уголовной ответственности. Не получалось. Все адепты Руднева пришли в организацию добровольно. Добровольно расставались с недвижимостью и деньгами в пользу своего «Учителя». Столько горечи было в рассказе священника о Рудневе. В конце концов, Руднева посадили. ЦЗМ, пока, во всяком случае, ничем себя не запятнал ни с точки зрения закона, ни с точки зрения морали. Но горечи в рассказах Новопашина о ЦЗМ слышится не меньше.

Да, в интернете есть несколько «разоблачительных» рассказов бывших реабилитантов ЦЗМ. О них я спрашивал Никиту Лушникова. Откровенно пытался «поймать» его на противоречиях. Он обезоружил меня предложением: «А вы поезжайте в любой из наших центров и сами посмотрите, как живут реабилитанты». Буквально недели через полторы мне представилась такая возможность. Оказавшись в Москве, я нашел время и отправился в один из подмосковных реабилитационных центров ЦЗМ в ближнем Подмосковье.

Ты, животное? Нет!

Тихая деревушка за сотню километров от столицы. Трехэтажный коттедж. Пара десятков наркоманов, которые попали в центр. Они здесь оказались по-разному. Кого-то привезли родственники в бессознательном состоянии, кто-то приехал сам. Но у всех у них одинаковое прошлое – отчасти воровское, отчасти лживое, но, главное, беспросветное. Меня встретил Антон, руководитель светского реабилитационного центра ЦЗМ. Кстати, более семидесяти процентов центров из ста в Национальном Антинаркотическом Союзе являются светскими. Остальные ориентируются на православие, есть мусульманские и другие, в том числе, в странах ближнего зарубежья.

 

Светский реаблитационный центр ЦЗМ. Подмосковье. 

Экскурсия по центру заняла минут двадцать. Здесь женская спальня, здесь мужская. Везде чисто. Вот расписание занятий. В это утро реабилитанты были заняты: кто на уборке жилища, кто на кухне. Приезжего журналиста восприняли без особого любопытства. Несколько человек откровенно рассказали о своей наркоманской судьбе и желании завязать. Больше всего в мою память врезался один эпизод из рассказа руководителя центра Антона.

Однажды, рассказывал Антон, прочитав книжку «Как бросить курить», он легко отказался от сигарет. Ну, раз уж я бросил курить, то смогу забыть и о наркотиках, решил Антон. И, действительно, год он продержался. За это время прилично оделся, у него завелись деньги, появилась уверенность в себе. На пике этой уверенности, которая оказалась самообманом, он пришел в наркопритон. Там, на плите, некое существо варило «крокодила» (страшный синтетический наркотик). Ну, думаю, говорил Антон, я такой уверенный в себе, ничего от одной дозы мне не будет. Я и сказал тому, кто был у плиты: «Ты, животное, давай быстрее готовь!» Пришел я в себя через год, когда, стоя у плиты, я сам варил «крокодила», а кто-то из другой комнаты мне кричал: «Эй, ты, животное, вари быстрее!»

Тогда Антон понял, что жизнь надо начинать заново. Прошел в одном из центров ЦЗМ реабилитацию, да так и остался, сначала волонтером, затем дорос до руководителя. Увлекается психологией, поскольку считает, что все проблемы наркозависимых людей в голове. Странно, но в речи всех тех, кто прошел реабилитацию в ЦЗМ, редко услышишь сленг. Кажется, они стремятся даже на вербальном уровне забыть о кошмарном прошлом.

В центре я не увидел ни наручников, ни цепей. Никто не встречал меня испуганными глазами. Один из молодых людей, которого привезли в центр накануне, ничего не помнит. Во взгляде любопытство. Говорит, что здесь ему нравится, но больше месяца он вряд ли протянет. У него больна мама. Ощущение, что врет. Скорее всего, сбежит при первой возможности. Но ему уже предоставлен выбор. Один из тех, кого я застал в центре, уже сбегал. Вернулся. Утверждает, что теперь он свой выбор сделал.

Грешные

Почему священнослужители Русской Православной Церкви так жестко критикуют ЦЗМ и НАС? Не потому ли, что за критикой можно скрыть собственные грехи? Мы с моим коллегой убеждены, что благотворительная организация «Линия жизни», которой так благоволит критик НАС и ЦЗМ Александр Новопашин, ни что иное, как коммерческая структура, организованная по принципу секты. Практически полная закрытость. Финансовая непрозрачность. Никакой отчетности в так называемых «благотворительных взносах», которые «отдают» подопечные «Линии жизни» из своих пенсий и заработков. Использование нелегального труда, доходы от которого оседают в организации. Это благое дело?

Обо всем этом мне хотелось поговорить с отцом Александром. В том числе, о том, чтобы перевести деятельность «Линии жизни» в цивилизованное русло. Но то ли ему не передали мою просьбу, то ли он посчитал лишним общение с журналистом, который видел два центра. Один «Линии жизни», о котором сами обитатели говорят, что в тюрьме лучше, другой ЦЗМ, где присутствует надежда на лучшее будущее.

Вообще, заочная дискуссия, назовем ее так, между сторонниками и противниками НАС и ЦЗМ еще не закончена. Она продолжается. Только, вот, на дискуссию она мало похожа. Скорее, это «информационный прессинг», в котором есть люди, которые ведут себя как политики, и люди, которые прибегают к сомнительным аргументам. К первым надо отнести представителей НАС, в первую очередь, вице-спикера Госдумы РФ Сергея Железняка, который является председателем наблюдательного совета НАС. На все выпады или острые вопросы он отвечает, как политик, не отвечая по существу. Ко вторым, по моему мнению, относятся такие священники, как протоирей Александр Новопашин. В его суждениях мало конкретики и много эмоций. Или борьба, которую ведут представители РПЦ с сектами, это своего рода наркотик, подогревающий эмоциональную составляющую священнослужителей?

Объяснить этот «информационный прессинг» можно только одним – конкуренцией за души наркозависимых людей. Правда, председатель правления НАС Никита Лушников удивляется, зачем делить ту работу, которой хватит еще нескольким сотням благотворительных организаций? И те и другие сделали и делают немало для того, чтобы снизить уровень наркомании в стране. Так, может быть, стоит перевести «дискуссию» в практическую плоскость, объединившись ради благого дела? Ведь враг-то общий.

Юрий Тригубович
Симферополь-Подмосковье-Новосибирск

Назад