11.02.15

Царапины

 О банальном дорожно-транспортном происшествии в Новосибирске скоро узнают в Европейском суде по правам человека.

 Само ДТП случилось два года назад. Согласно административному материалу по факту ДТП, по которому проволил раследование инспектор отделения розыска полка ДПС, тогда старший лейтенант полиции Юрий Белоглазов, был установлен некий Г. Он, сдавая назад, ударил автомобиль С-на. Г. вышел, посмотрел и уехал. Нашелся и свидетель произошедшего, который запомнил номер автомобиля Г. и сообщил его владельцу пострадавшего автомобиля. Инспектор Белоглазов нашел нарушителя, составил протокол и направил его в мировой суд Ленинского района Новосибирска.

Царапины и пробоина на пострадавшей машине

На автомобиле виновника видны и старые и новые царапины

Мировой суд пришел к выводу, что Г. не виноват в ДТП. Вернее, суд освободил его от ответственности в связи с отсутствием события административного правонарушения. По мнению суда, не хватило доказательств, чтобы обвинить водителя в совершении ДТП. Юрий Белоглазов обжаловал это решение, но тщетно. Апелляционная инстанция пришла к такому же выводу.

С другой стороны, Г. тоже не собирался оставлять это дело. Он написал жалобу на имя командира полка ДПС о том, что у него есть предположение, что инспектор Белоглазов «сформировал» административный материал, провел расследование субъективно, «без суда и следствия», обвинив инспектора в сговоре с владельцем пострадавшего автомобиля. Правда, служебная проверка не нашла в действиях инспектора нарушений. Он действовал в рамках обычной процедуры, закона не нарушал.

После проверки Юрий Белглазов подал иск на Г. в мировой суд в порядке частного обвинения. По мнению инспектора, Г. оклеветал его, соврешив преступление против чести, свободы и достоинства личности. Мировой суд по частному обвинению также встал на сторону Г. По мнению суда, Г. ни в чем прямо Белоглазова не обвинял, а высказывался исключительно в предположительном смысле. Не удалось инспектору доказать свою правоту и в вышестоящих судебных инстанциях. Исчерпав все возможности, Юрий Белглазов обратился в Европейский суд по правам человека. Недавно жалоба из Новосибирска ушла в Страсбург.

Почему же так настойчив инспектор Белоглазов и два раза оправданный Г.? Последний, конечно, мог не заметить, как повредил стоящий сзади автомобиль. Однако из машины выходил, смотрел. Это подтвердил свидетель. Г. утверждал, что выходил лишь плотно закрыть заднюю дверь автомобиля. Однако свидетель этого не подтверждает. В то же время суд установил, что свидетель не видел самого столкновения. Вкупе с экспертизой, как написано в судебном акте, однозначно не подтвердившей «взаимодействие» двух автомобилей, это привело к оправдательному приговору суда об административном правонарушении.

С другой стороны, инспектор Белоглазов, расследуя это ДТП, провел все стандартные процедуры и пришел к убеждению, что именно Г. виноват в ДТП. По мнению инспектора, осмотр двух автомобилей, сопоставление повреждений, привело его к убеждению в виновности Г. Позже, в жалобе, Г. обвинил Белоглазова, что тот не назначил трассологической экспертизы. Инспектор уверен, что и так все было ясно. Кстати, примерно в том же можно упрекнуть мировой суд. Судья, назначив экспетизу, не поставил вопрос о возможном столкновении двух конкретных автомобилей. Да, Белоглазова в том суде не было. Вышла какая-то накладка с извещением. При этом, в вышестоящих инстанциях констатировали, что по закону этого делать не обязательно. Однако в этой истории было немало противоречий, которые мог бы снять сам инспектор.

Казалось бы, простая история с незначительными потерями оборачивается серьезным конфликтом между инспектором ДПС и судебной системой. «Мелкие судебные помарки» привели к тому, что обычный инспектор обычного полка ДПС, уверенный в своей правоте, намерен до конца защищать свои права.

В жалобе в ЕСПЧ Юрий Белглазов указывает на то, что «изложенные в заявлении Г. факты по своей сути являются не оценочными понятиями, а сообщением о факте». По мнению инспектора, в своем заявлении Г. не высказывает оценочные суждения, а обжалует действия должностного лица, ссылаясь на конкретные факты - нарушения, которые инспектор, по мнению Г., допустил при исполнении своих должностных обязанностей. При этом заявитель не приводит ни одного доказательства.

В этом случае следует обратить внимание на то, что Г. обращался не в суд, а к командиру инспектора. Повторюсь, в ходе служебной проверки проверялись доводы или предположения Г. Они не подтвердились. При этом суд почему-то не обратил внимания на официальный документ полка ДПС. В частности, на то, на что обращал внимание сам Юрий Белоглазов. Речь идет о том, что, независимо от того, в какую форму были облечены претензии Г., они могли быть проверены на соответствие действительности. Все, что может быть проверено, это утверждения.

Если говорить о практике ЕСПЧ, то следует заметить, что в обращениях о диффамации (распространение порочащих сведений) Европейский суд по правам человека склонен рассматривать как порочащие даже риторические вопросы. Другими словами, риторические вопросы ЕСПЧ рассматривает не как вопросы, а как утверждения. Так что у инспектора ДПС, теперь уже капитана полиции Юрия Белоглазова, осталась последняя надежда отстоять свои права.

Юрий Тригубович

Назад